100 писем в Беларусь

Белорусские политзаключенные: кто они, при каких обстоятельствах задержаны и за что в Беларуси можно получить уголовный срок.

Пролог

С 9 по 12 августа, в первые три дня после выборов, в Беларуси практически не работал интернет. По официальной версии перебои были спровоцированы из-за границы, ведь «иностранным кукловодам» удобнее координировать протесты с неработающим интернетом. Так, 10 августа Лукашенко заявил: «Кому-то неймется, призывают выходить на улицы. Даже из-за границы отключают интернет, чтобы вызвать недовольство у населения. Сейчас наши специалисты разбираются, откуда идет эта блокировка».

Вскоре выяснилось, что действительно ответственность за блокировку можно взвалить на американцев, правда, не на каких-то абстрактных, как это обычно происходит, а на вполне конкретную компанию Sandvine Inc., еще в 2019 году продавшую в Беларусь оборудование для DPI на 2,5 млн долларов и около года работавшую с госбезопаснотью Беларуси. В Sandvine признали, что их технологии были использованы для блокировок, но решили, что интернет в права человека не входит, соответственно, ни этические принципы, ни действовавшие на тот момент санкции США вся эта деятельность не нарушает.

Такая вот избирательная демократия. Хорошо что на каждый Sandvine найдется свой Psiphon: канадская компания заявила о почти 2 млн уникальных пользователей из Беларуси, к 11 августа подключившихся к сервису, позволявшему обходить блокировку. 

Каждые выходные в Минске сбоит и мобильная связь. Поначалу официальные лица также ссылались на вражеских иностранных шпионов, но к середине сентября три крупнейших мобильных оператора — А1, МТС и life:) — заявили, что пропускная способность мобильного интернета снижена по требованию «уполномоченных государственных органов».

Помимо массового отключения интернета, уже не один десяток лет блокируются оппозиционные сайты. К слову, с 2014 года Министерство информации может требовать от интернет-провайдеров во внесудебном порядке блокировать доступ к любым интернет-ресурсам.

Сейчас на территории РБ заблокированы десятки ресурсов: кроме очевидных вариантов вроде «Радио Свобода», платформы «Голос» и правозащитного центра «Весна», в списке много региональных ресурсов, The Village и by.tribuna.com — белорусское отделение Sports.ru (публиковали интервью со спортсменами, избитыми и задержанными на акциях протестов). Один небезызвестный телеграм-канал, чей основатель на пару с Дудем собрал более 8 млн просмотров, 20 октября был признан экстремистским по инициативе Главного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией (ГУБОПиК). По этой причине сам он в дальнейшем тексте упоминаться не будет, но вот ГУБОПиК — будет, даже если вам кажется, что должно бы быть наоборот.

С 1 октября статуса СМИ лишен крупнейший белорусский информационный портал ТUT.by (пока что на три месяца). Со 2 октября в Беларуси не осталось аккредитованных иностранных журналистов, что, правда, не мешало работать Russia Today. Хотя лично я тут не вижу противоречий.

К самим журналистам на акциях протеста приковано особое внимание со стороны силовых структур.

Пожалуй, наибольшую известность получил случай, когда спецназовец целенаправленно выстрелил в ногу журналистке «Нашей Нивы» Наталье Лубневской.

Наталья провела в Больнице скорой медицинской помощи почти 1,5 месяца.

Людей с аккредитациями и легко различимыми в любой толпе жилетками «Пресса» в начале акций увозят в РУВД «для проверки документов», разбивают аппаратуру и дают сутки. Суды проходят c грубыми процессуальными нарушениями, свидетелями выступают люди в балаклавах с засекреченным именем, которые путаются в показаниях и сами себе противоречат, что никак не влияет на судебные решения. Журналистов судят по ст. 23.34 Административного кодекса («нарушение порядка организации или проведения массовых мероприятий»). То есть, работа на них приравнена к участию.

Процесс по Алексею Судникову. Фото: Вадим Замировский, tut.by
Сайт Еврорадио 17 сентября

19 октября пятеро журналистов получили суммарно 73 суток ареста за работу на воскресном «Марше Партизанов» (в частности, Вадим Замировский, автор фотографии выше). Прочитайте заявление об этом главного редактора Onliner.by Николая Козловича и TUT.by Марины Золотовой.

Откуда же такая нелюбовь к журналистам?

Снятые на улицах материалы несколько диссонируют с показанным по ТВ и напечатанным в газетах, где, в отличие от интернета, нет места для независимых изданий. Телевидение — государственное, пресса — тоже.

Попытки нащупать какой-то баланс мнений после выборов были. Так, «Комсомольская правда в Беларуси» собиралась выйти 15 августа в печать вот с такой обложкой.

Увы, по совершенно случайному стечению обстоятельств в Доме печати в этот день сломался станок. В дальнейшем он ломался и в другие дни, когда «Комсомолка» выглядела так же.

В конце концов, в редакции плюнули на это дело и начали печатать тираж в России. Но в киосках «Белсоюзпечати» он так и не появился, людям, подписанным на газету по почте, тоже ничего не приходило. В Белпочте заявили, мол, пока у вас там из России доедет, мы уже все нормальные газеты успеваем развезти.

История закончилась тем, что к издателю «Комсомолки» пожаловал Департамент финансовых расследований Комитета государственного контроля (ДФР КГК, тоже будет мелькать дальше) и тот уже через несколько дней заявил о смене главного редактора — импортировали из России.

Мне лично в ситуации с «Комсомолкой» запомнилось заявление редакции в середине августа: «Пожалуй, давно не было такого интереса к печатной прессе — свежий номер «Комсомольской правды» в Беларуси разлетелся из киосков уже к обеду. А мы всего лишь написали правду о том, что происходит в стране, об изувеченных и избитых людях, которые попали в руки силовиков».

Всего лишь сказать правду требовали и сотрудники белорусских телеканалов, что не нашло отклик в сердцах четы Эйсмонтов (пресс-секретарь Лукашенко и председатель Белтелерадиокомпании). К середине августа сотрудники ТВ начали массово увольняться в знак протеста против насилия и лжи, а в студии телеканалов стали появляться угрожающе пустые диваны.

Скрин эфира телеканала Беларусь-1 от 17 августа

Впрочем, эту проблему Белтелерадиокомпании удалось решить путем оперативного подвоза нескольких десятков штрейкбрехеров из Russia Today и им сочувствующих, так что на телевизоре ситуация довольно быстро вернулась в привычное русло.

Есть, конечно, в этом особый цинизм, потому что и российским журналистам доставалось в ходе разгона протестов, да так, что на время сломалась даже предводительница RT.

Приведенные выше видео и обстоятельства, при которых они были сняты, не показали по белорусскому телевидению.

Государственные каналы зачастую гонят контент каналов российских, попутно уже больше 15 лет вырезая из эфира случайные шутки про Лукашенко в КВН, «Прожекторперисхилтон», «Большой разницы» и т.д.

Не увидели белорусы на «НТВ-Беларусь» и вышедшего почти десять лет назад пятисерийника «Крестный батька» (представляете, были времена, когда и НТВ можно было смотреть).

Кстати, обязательно посмотрите этот семиминутный отрывок про пропажу и убийство Виктора Гончара, Геннадия Карпенко, Анатолия Красовского, Дмитрия Завадского и Юрия Захаренко. Все это произошло еще в 1999-2000 годах — и происходит до сих пор.

Если даже вы и не знаете, то наверняка можете догадаться, какое количество уголовных дел было заведено по факту пропажи этих людей и найдены ли их исполнители и заказчики.

Хотя и начальник расстрельной команды минского СИЗО-1 (приводившей в исполнение приговоры смертной казни) Олег Алкаев, и экс-боец СОБРа Юрий Гаравский после побега из Беларуси активно высказывались об обстоятельствах этих событий.

Ну, хорошо, а что там говорят-то по ящику, какова официальная позиция Беларуси по всем недавним событиям?

Вот Григорий Азарёнок в эфире СТВ объясняет, в чем на самом деле причина протестов в Беларуси (потом рассказал, что опирался на сериал «Слуга народа»).

Вот вроде бы политический эксперт Александр Шпаковский заявляет про «дугу нестабильности» и «американский ошейник» вокруг российских границ. Буквально по полочкам разложил, как никак директор информационно-просветительского учреждения.

Политический стендап от обозревателя СТВ Евгения Пустового. Тут, конечно, прекрасно все — если хотите посмотреть, чем последние 25 лет занимается белорусское телевидение, то вся эта деятльность по сути представлена в этом шестиминутном видео.

В общем, можно долго перечислять, там что ни сюжет, то раскрытие очередного масонского заговора.

В чем смысл этого долгого вступления?

Трактовка одних и тех же событий государственными и независимыми медиа, мягко говоря, несколько различается. Может быть, отчасти это связано с тем, что во вторых стреляют, даже не знаю.

В то же время каждая из сторон в доказательства собственных тезисов имеет возможность приводить какие-либо документальные свидетельства.

В каких-то случаях подобные свидетельства могут стать причиной возбуждения уголовного дела.

К концу октября правозащитный центр «Весна» определяет как политзаключенных более ста человек: случаи, когда уголовное дело не содержит доказательства вины, приведенные обвинением факты сфальсифицированы, а тюремный срок инициирован из-за активной гражданской позиции заключенного, а не из-за факта вменяемого нарушения.

К сожалению, с высокой вероятностью этот список будет пополняться — под уголовным следствием проходит еще несколько сотен человек. Точное их количество неизвестно, поскольку силовые структуры в Беларуси крайне неохотно комментируют подобную информацию: родственники задержанных долго и мучительно выдавливают сведения о месте содержания своих близких, адвокатов к ним допускают крайне редко, статьи обвинения тасуются, как колода карт, суды не рассматривают аргументы защиты.

Я отправил почти 100 писем всем, кто на 25 октября находится в списке политзаключенных: 50 писем ушло в Минск, 16 — в Жодино, по 10 — в Брест и Барановичи, по 2 — в Гомель, Гродно и Могилев, по 1 — в Витебск, Горки, Жлобин, Пинск и Шклов. Места содержания троих заключенных неизвестны (с их учетом было бы ровно сто), еще нескольких отпустили под домашний арест (но не сняли обвинения).

Что же, весьма символично, что мне удалось написать именно 97% людей из актуального списка.

Важно понимать, что это не просто какие-то абстрактные сто человек, которые останутся в хрониках событий этого года численным статистическим показателем. Это вполне конкретные люди, у каждого из которых своя история, свои переживания, свои родные и близкие.

В этом тексте я постарался собрать имеющуюся по ним информацию: за что эти люди были задержаны и какие события этому предшествовали.

Здесь перечислены все они — за имена и фотографии спасибо «Весне» (актуальный список здесь).

Для каждого заключенного указан текущий адрес содержания — это на случай если вы соберетесь написать им письмо. Как и зачем это делать — в самом конце поста.

Помимо подписанных и залинкованных фото и видео от десятков разных СМИ, в тексте также использованы материалы телеграм-каналов «Чай с малинавым варэннем», «Мая краiна Беларусь» и «#МотолькоПомоги».

Дело Тихановского

Сергей Тихановский — предприниматель, занимался видеопроизводством, какое-то время работал в Москве, затем, в 2019 г. арендовал автодом, начал ездить по Беларуси и снимать видео для You-Tube канала «Страна для жизни» (на 25 октября — 317 тыс. подписчиков) — о состоянии дел в сельском хозяйстве, давлении на частный бизнес, неэффективности работы чиновников (например, про так и не открытые в Гомеле туалеты за 1,5 миллиона долларов) и т.д.

В начале мая Тихановский объявил о намерении баллотироваться в президенты, где за 3,5 минуты четко и понятно объяснил свою мотивацию.

Видео появилось на канале 7 мая, про сам факт выдвижения стало известно немного раньше, и уже 6 мая Тихановский был задержан — в МВД спустя полгода вспомнили про его участие в декабрьском митинге против углубленной интеграции с Россией, которая в значимой части белорусского общества воспринимается как потеря независимости и вхождение в состав РФ. По ссылке видео задержания, где сотрудник ОМОНа пытается вытащить Тихановского из машины, упорно не хочет при этом предъявлять документы и угрожает разбить стекло.

За акцию 20 декабря он отсидел 15 суток (был задержан 27 декабря), а вот административный срок за акцию 21 декабря оставили на потом — по белорусскому законодательству арест могли произвести в течение года с момента правонарушения.

Вот это потом и наступило 6 мая. Тихановскому дали 15 суток ареста — дело в том, что регистрация инициативных групп кандидатов в президенты завершалась 15 мая, то есть, Тихановский физически не смог бы подать документы в Центризбирком.

Предвидя это, Тихановский еще в январе подготовил доверенность на свою жену Светлану, однако в ЦИК отказались принимать документы от нее, мотивируя это тем, что подавать документы доверенное лицо может, а вот подписывать их — нет.

Тогда Светлана Тихановская подала документы на регистрацию инициативной группы по выдвижению в президенты себя самой. Документы приняли.

Выйдя из Гомельского ИВС Тихановский включился в работу по сбору подписей за жену.

28 мая вышло интервью Тихановского в «Коммерсанте», на которое в ходе посещения МТЗ тут же отреагировал Лукашенко:

«Это вроде независимая газета в России. Но мы знаем, кто ее финансирует… Якобы интервью берет у одного шелудивого, иначе не назовешь, который тут ходит, кричит по Минску больше, да и в других городах. Но мы знаем, на чьих машинах он ездит, кто его финансирует. Мы знаем, откуда он приехал, какое у него гражданство и прочее… Мы все это знаем. Да я уже смотрю, мне дают информацию, уже наши люди увидели».

Уже на следующий день, 29 мая, Тихановский был задержан.

На пикете в Гродно к нему подошли две женщины и спросили, почему он в пандемию коронавируса собирает толпы людей, а также почему в Гродно не присутствует сама Светлана Тихановская.

Перебросившись с ними парой фраз, Сергей заявил, что они — провокаторы и начал уходить от них в сторону. Женщины попытались его задержать и начали звать милицию. Милиционеры побежали за Тихановским (видимо, тоже хотели что-то спросить), откуда-то появились несколько человек в гражданском, которые уложили милиционера на землю.

Ниже полное видео инцидента, также можно почитать подробный репортаж на tut.by.

Поскольку нет ни одного свидетельства в пользу того, что Тихановский или его сторонники действительно совершили какие-либо незаконные действия, равно как и не видно чего-либо, похожего на драку, большое число белорусов восприняли этот инцидент как постановку для оправдания задержания блогера.

Если у кого-то и были в этом сомнения, то их развеял сам Лукашенко, который спустя месяц в эфире канала «Беларусь-1» заявил следующее: «Да, я дал сигнал с Тихановским. Я что-то не так делал? Я переживал за свою страну, за которую я пока еще отвечаю. И буду отвечать всегда – в любом качестве».

Как бы то ни было, Тихановского и нескольких членов инициативной группы обвинили в нападении на сотрудников МВД, и с тех пор они находятся под стражей.

Заведено уголовное дело за насилие в отношении милиционеров. Ну, вы сами все видели на видео.

Нет? Как бы то ни было, в течение следующего месяца в рамках этого же дела начали задерживать других членов команды Тихановского и всех более-менее популярных политических блогеров.

С. Тихановский, В. Неронский, Д. Фурманов и И. Лосик: СИЗО, ул. Советская, 22А, г. Жодино, 222163

А. Кабанов, С. Петрухин, В. Цыганович, А. Аранович, С. Спариш и С. Коршун: СИЗО-1, ул. Володарского, 2, г. Минск, 220030

Примечательно, что в списке оказался и Игорь Лосик, который 29 мая вообще не был в Гродно. Вероятно, причина особого внимания — телеграм-канал «Беларусь головного мозга» (и одноименный twitter-аккаунт), администратором которого он являлся и который на момент начала протестов был третьим по популярности вслед за каналами Nexta. Лосик был задержан у себя дома 25 июня.

Жена Игоря Лосика Дарья об условиях его содержания

В тот же день, также у себя дома, в Минске был задержан Сергей Спариш, вот так покадрово выглядело его задержание людьми в штатском.

Фото — TG-канал STATKEVICH

Вообще, к «Делу Тихановского» Спариша пришили уже после задержания, а поводом для него послужило возложение цветов к братской могиле советских солдат 8 мая.

Да, в МВД это приравняли к несанкционированной акции. Интересно, что эти же люди потом выставляли оцепление и колючую проволоку вокруг советских памятников, мол, все протестующие очень их не любят и обязательно разгромят.

Нужно отметить, что практически все перечисленные здесь люди подвергались давлению и ранее. Вот, например, блогер Сергей Петрухин снял свое задержание на видео еще в 2018 году.

Я всегда говорил своим знакомым россиянам, что у нас в принципе невозможно существование условного Навального или Дудя (вне зависимости от того, как конкретно вы к ним относитесь), т.е. человека, способного громко и на большую аудиторию выражать какую-либо точку зрения, отличную от официальной. Думаю, понятно, по какой причине.

В этой связи всегда забавно читать заявления официальных лиц, мол, вся протестная активность освещается из-за рубежа. Очень странно, конечно. Вряд ли причина этого в том, что независимые журналисты и блогеры либо выдавливаются из страны, либо попадают на карандаш к спецслужбам и рано или поздно оказываются в тюрьме.

В общем, до сих пор нигде не предоставлено никаких доказательств того, что Тихановский или его соратники в ходе пикета в Гродно каким-либо образом нарушили закон. В частности, что они нападали или готовили нападения на сотрудников МВД.

Единственная конкретика («предметы и документы, имеющие значение для расследования указанного уголовного дела»), предъявленная за все это время — 900 тысяч долларов, которые ГУБОПиК нашел на даче Тихановского.

С третьего раза.

За диваном.

Примечательно, что целый рой статей, который вменялся представленным в этом блоке людям, в итоге сократился до одной — организации действий, грубо нарушающих общественный порядок. Что там за беспорядки готовила эта опаснейшая банда блогеров — загадка.

Сопротивление милиции

19 июня в Беларуси состоялся последний день пикетов по сбору подписей за выдвижение кандидатов в президенты, стихийно перераставших в акции солидарности с задержанными. Самой нашумевшей в тот день неожиданно оказалась акция в городе Молодечно — все СМИ (кроме государственных, разумеется) облетел этот кадр.

Фото: «Рэгiянальная газета»

На момент середины июня демонстрация силовиками оружия еще не была привычным делом. Что же там такое произошло, что сотрудник ОМОНа вытащил табельное?

Омоновец Никита Шейко на суде несколько раз повторил, что не доставал оружие, а поправлял его. Потерпевшие — омоновцы Евгений Баранов и Вячеслав Яковенко — рассказывали по видеосвязи (на сам суд не явились), что на собравшиеся на акции выкрикивали лозунги, «некоторые граждане даже допускали себе кричать «Позор сотрудникам милиции», которые там находились».

По словам омоновцев, они решили задержать самого активного, который был «своеобразным заводатором».

Участники акции попытались его отбить, в результате чего произошла потасовка, по результатам которой (далее данные обвинения) была «повреждена левая штанина брюк форменного обмундирования в области колена и причинены телесные повреждения в виде ссадины на левом коленном суставе».

На следующий день были задержаны двое жителей Молодечно.

Оба осуждены по ч. 2 ст. 363 УК «Сопротивление сотруднику органов внутренних дел с угрозой или применением насилия».

П. Песков, В. Евстигнеев: ИВС г. Жодино, ул. Советская, 22А, 222163

Павел Песков рассказал, что увидел, как сотрудник ОМОНа «надавливает на человека» в красно-белой кофте, который лежит на животе. При этом Песков на заседании признался, что не может утверждать этого наверняка. Он взял омоновца за форму в районе груди и потянул в сторону, потому что хотел прекратить конфликт. На вопрос адвоката, хотел ли он причинить сотруднику вред, Песков ответил отрицательно — он хотел отодвинуть его, в том числе и потому, что за происходящим наблюдали дети.

Владислав Евстигнеев рассказал, что услышал женский крик, предположил, что женщине причиняют боль, а потому подбежал к Баранову и подхватил его под левую руку, пытаясь одновременно придержать правую. Из-за движения толпы Евстигнеев подвернул ногу и упал вместе с омоновцем, которого тянул на себя. После этого обвиняемого оттащил другой сотрудник ОМОНа, а Баранов встал и приказал Евстигнееву: «Лежать!». Тогда молодечненец прикрыл голову от возможных ударов и отошел от микроавтобуса. Вскоре сотрудники уехали.

Адвокат Пескова Игорь Костюк обратил внимание, что в рапортах сотрудников ОМОНа указаны телесные повреждения силовиков, но при этом в материалах дела нет фотографий, которые их зафиксировали бы — в то же время в материалах есть фотография форменных штанов пострадавшего.

Ладно, что мы тут вокруг да около, есть же видео инцидента, причем снятое сразу с трех разных ракурсов.

Итак, давайте посмотрим, за что в Беларуси можно получить три года. Вот оно, кровавое и жестокое нападение на сотрудников при исполнении.

Как и подавляющее большинство граждан моей стран, я против насилия в любой форме в отношении любых сторон.

Очень жаль, что белорусская власть и силовые структуры не разделяют эту точку зрения: иначе как еще объяснить, что за действия, снятые на видео ниже, не заведено ни одного уголовного дела.

Бабарико, инициативные группы и волонтеры

Теперь вернемся к другому незарегистрированному кандидату в президенты — экс-главе Белгазпромбанка Виктору Бабарико.

10 июня Лукашенко распорядился «прошерстить пузатых буржуев», якобы в частных предприятиях увольняют сотрудников за отказ ставить подписи за альтернативных кандидатов: «В Минске, других городах (это характерно для городов) частные компании увольняют людей. Мало того, увольняют людей — тех, кто не отдал подпись за альтернативных так называемых кандидатов: ты там за Петрова, Сидорова не расписался — уходи».

Как это часто бывает с заявлениями Лукашенко, в реальности неизвестно ни об одном подобном случае. В то же время, за открытое осуждение насилия со стороны силовых структур регулярно репрессируют работников бюджетных сфер.

Самые резонансные случаи приходятся на спорт, где чуть менее тысячи спортсменов подписали открытое письмо против насилия и с требованием отставки Лукашенко. Так, школе плавания трехкратной медалистки Олимпийских игр Александры Герасимени не продлили договор на аренду бассейна, за открытую позицию уволена лучшая спортсменка Беларуси 2019 г. фристайлистка Александра Романовская, чемпионку Беларуси по триатлону Валентину Зеленкевич уволили после публикации фото с акции протеста, после встречи с министром спорта по актуальной политической повестке уволен директор Республиканского центра олимпийской подготовки по легкой атлетике Геннадий Тапунов, снят с чемпионата не вышедший на матч в знак солидарности с Еленой Левченко гандбольный клуб «Витязь-Леон» и т.д.

За публичную поддержку протестов был уволен и некогда министр культуры, а на тот момент директор старейшего в Беларуси театра им. Янки Купалы Павел Латушко, впоследствии вошедший в Координационный совет. В знак протеста уволился весь коллектив театра — кстати, подпишитесь на их канал в YouTube.

Итак, 10 июня Лукашенко высказался по поводу Бабарико, и на следующий день в головном офисе «Белгазпромбанка» прошли обыски. Были задержаны почти 20 человек, в сам банк введена временная администрация. Вдаваться в подробности заведенных сразу по шести статьям уголовного кодекса дел нет никакого желания, если вкратце — Виктор Бабарико вместе с подельниками похитил приблизительно все деньги в стране. По телевизору прошла серия репортажей из серии, мол, банки зарабатывают на простых людях, проценты по кредитам там у них, нельзя так делать.

К делу приобщили еще и коллекцию картин Белгазпромбанка на 20 миллионов долларов: банк скупал картины, чьи авторы родились в пределах сегодняшней Беларуси, чтобы выставлять их на суд общественности — так, с 2017 года во Дворце искусств картины публично выставлялись в рамках проекта «Арт-Беларусь».

По версии следствия, Бабарико собирался эти картины продать и вывезти из Беларуси. Правда, не ясно тогда, зачем он их сюда вводил.

На следующий день, 12 июня ситуацию прокомментировал Лукашенко: «Работали по этому банку и по ним с 2016 года. Обнаружили вывод денег, зарубежные счета, зарубежная собственность их. На Кипре. В Латвии счета, Лондоне…Когда рыльце в пушку, не лезь туда. Потому что тебя измочалит сам народ. Чего полез — потому что понял, что к нему придут и наденут наручники. А у нас же сейчас выгодно заниматься политикой, чтобы стать узником совести. Вот почему он пошел туда. Но это ему не поможет…Что меня поразило: этот негодяй, иначе не назову: я, мол, ни при чем, ко мне претензий никто не имеет, это они там…Когда его сообщников отправили на нары, они уже вчера вечером все рассказали. За два часа принесли $14 тыс., потом еще $600 тыс. или $800 тыс. Там слитки золота, картины, все принесли сразу, только не трогайте…»

Несложно догадаться, что произошло дальше: 18 июня по дороге в ЦИК Виктор Бабарико был задержан вместе со своим сыном Эдуардом.

По такому случаю на столичном телеканале СТВ выступил глава Комитета государственного контроля Иван Тертель (с сентября — председатель КГБ): «Представляется, что Бабарико пытается поиграть в благородство. Мы в свою очередь знаем, что кукловоды, стоящие за его деятельностью, опасаются, что наши действия приведут к получению данных и подтверждению их причастности к этой противоправной деятельности. Такими лицами являются, мы знаем, большие начальники в «Газпроме», а может быть, и выше».

На всякий случай напомню, что до 9 августа официально считалось, что главный враг Беларуси — Россия, и все три оппозиционных кандидата финансируются и контролируются Кремлем. Это уже после выборов выяснилось, что у нас «общее отечество от Бреста до Владивостока», а во всем виноваты американцы и управляемые ими чехи, поляки, литовцы и украинцы.

Ю. Савицкий, И. Ермолов, Л. Халатрян, А. Беленский, А. Позняк и В. Корецкий: ст. 293 УК («массовые беспорядки»). От 3 до 15 лет лишения свободы.
Э. Бабарико: ч. 2 ст. 243 УК («уклонение от уплаты налогов в особо крупном размере») — от 3 до 7 лет лишения свободы
В. Бабарико: ч. 2 ст. 243 УК, ч. 2 ст. 235 УК («легализация средств, добытых преступным путем») — до 7 лет лишения свободы и ч. 3 ст. 430 УК («получение взятки в особо крупном размере») — до 15 лет лишения свободы.

И. Ермолов, С. Купреева, В. Бабарико, Э. Бабарико: содержатся в СИЗО КГБ, адрес — Главпочтамт, абонентский ящик 8, г. Минск, 220050

В. Дударев: СИЗО, ул. Крупской, 99 А, г. Могилев, 212011

Л. Халатрян, А. Беленский, А. Позняк, В. Корецкий, Ю. Савицкий, СИЗО-1, ул. Володарского, 2, г. Минск, 220030

В Беларуси сажают не только кандидатов в президенты, но и людей, которые помогают им в выдвижении: членов инициативных групп, волонтеров, уголовку завели даже на руководителей компании, которая сдавала штабу Бабарико в аренду офис.

Руководителя школы танцев Игоря Ермолова 12 августа забрали в СИЗО КГБ из собственной квартиры. Спустя несколько дней он обнаружился в военном госпитале с черепно-мозговой травмой, сломанными ребрами, пробитым легким и множественными гематомами. 18 августа из госпиталя Игоря вернули обратно в СИЗО.

13 августа по телеканалу ОНТ показали сюжет о задержании так называемых «координаторов протеста» и нахождении у них чуть ли не целого арсенала разнообразного вооружения. В ролике люди со следами побоев вяло признаются в преступлениях и обещают больше «не делать революцию».

Один из них, Андрей Позняк, в нескольких нарезанных фрагментах рассказал о том, что он лично координировал действия нескольких сотен протестующих. Адвоката к Андрею пустили уже после выхода ролика, ему Позняк сообщил, что был задержан на выходе из парикмахерской сотрудниками все того же ГУБОПиКа (губопиками), которые его избили и заставили записать обращение по написанному заранее тексту.

Аналогичная история произошла и с другим волонтером Антоном Беленским, кроме того, вечером 11 августа был задержан его отец.

Скриншот статьи tut.by, речь мамы А. Беленского

Досталось не только людям, помогавшим Бабарико, также разгрому подверглись и члены инициативной группы Тихановской, в особенности в Гомеле.

Штаб Тихановской

На 25.10 неизвестно, где содержится А. Коновалова

А. Шабалин, Д. Ивашков, Т. Каневская, Ю. Власов, А. Новиков: СИЗО-1, ул. Володарского, 2, г. Минск, 220030

Что тут сказать, десять лет назад с Антоном Беленским и Андреем Позняком мы в одном потоке выпустились из Лицея. Я бы никогда не поверил, что эти люди могут оказаться в тюрьме. Но eto Belarus, detka.

Андрей Новиков, который свое 50-летие отметил в СИЗО, родом из Постав, но является гражданином России с видом на жительство в Беларуси. 17 лет служил в полиции в РФ. Вышел на пенсию, вернулся домой, занимался сельским хозяйством, в апреле дал интервью Тихановскому, из-за чего в первый раз получил штраф и несколько суток в ИВС.

«В пятницу 5 июня, примерно в 20.30, мужа опять забрали. Он перепахивал на тракторе землю, собирался посадить картошку. Несколько милиционеров во главе с начальником поставской милиции поехали за ним на поле. Андрей вернулся домой на тракторе, поставил его. И все — после этого я его не видела. Мужу даже не дали возможности собраться — переодевался он практически на улице. В воскресенье я повезла ему передачу, но в Поставах его уже не было. Позже из письма узнала, что в субботу, 6 июня, его перевезли в Минск. А 9 июня у нас дома был обыск. Пыталась узнать, что мужу инкриминируют, но меня никто не слушал и никто со мной не разговаривал», — из интервью жены Андрея, Ольги Новиковой. 

К сожалению, это тоже не то чтобы какое-то нововведение — помощников штабов альтернативных кандидатов давили и раньше. Самый громкий случай произошел в 2010 г. Олег Бебенин, основатель сайта «Хартия 97», глава штаба оппозиционного кандидата Андрея Санникова, 3 сентября, за несколько месяцев до выборов был найден повешенным в своем загородном доме. Уголовное дело так и не было заведено.

Давние соперники Лукашенко

Особенность избирательной кампании 2020 года — в ней не было единого кандидата от оппозиции (пять партий совместно заявили, что полноценное участие в предвыборной кампании невозможно в принципе и опасно для здоровья ввиду пандемии).

В целом, от оппозиционного блока до выборов дошли:

По ходу кампании был вопрос в оппозиционности Канопацкой, поскольку она отказалась от встречей с избирателями, делала заявления в духе «в выборах участвуют только два серьезных политика — я и Лукашенко», кроме того был забавный момент, связанный с подписями — у Валерия Цепкало срезали около половины сданных подписей, оставив 75 тысяч (порог — 100), зато вот Анне Канопацкой при 110 тыс. отданных подписей ЦИК засчитал аж 146 тыс. Впрочем, это сейчас уже не важно.

И до выборов, и после них было очевидно, что белорусы, в большинстве своем, не особо доверяют традиционной оппозиции, и не сильно знакомы с ее деятельностью. Об этом нельзя говорить с уверенностью, поскольку нет никакой возможности провести какое бы то ни было социологическое исследование.

Как бы от ни было, самовыдвиженцы, никогда ранее не участвовавшие в каких-либо партийных структурах: Валерий Цепкало, Виктор Бабарико, Сергей, а затем и Светлана Тихановские — сходу показали значительно более сильные результаты, чем представители оппозиционного блока.

Причин этому может быть много, но, вероятно, одна из ключевых — то, к чему пришла политическая карьера кандидатов от оппозиции, имевших наибольшую поддержу на предыдущих выборах.

Выборы 2006 года

Согласно данным ЦИК, Лукашенко набрал 83%. Тогдашний председатель КГБ Степан Сухаренко заявлял, что радикальная оппозиция, финансируемая из-за рубежа, готовится отравить в городе воду, подкинув в водопровод дохлую крысу, а также собирается организовывать теракты с использованием взрывных устройств. Никаких доказательств этому предъявлено не было, заведенные уголовные дела закрыли через несколько месяцев после выборов.

Вечером 19 марта на митинг на Октябрьской площади вышло порядка 30 тысяч человек, на следующий день протестующие организовали на площади палаточный городок. Спустя несколько дней он был ликвидирован.

Доктор педагогических наук, экс-ректор Белорусского государственного университета, профессор Александр Козулин был задержан 25 марта и осужден на 5,5 лет за организацию массовых беспорядков. Под угрозой новых санкций со стороны США помилован специальным указом Лукашенко вместе с еще несколькими политзаключенными в августе 2008. С тех пор не ведет политическую деятельность.

Кандидат физико-математических наук, чемпион БССР по баскетболу, общественный деятель Александр Милинкевич стал единым кандидатом от оппозиции на тех выборах. Несмотря на участие в организации акций протеста, избежал уголовного преследования, отбыл 15 суток административного ареста. На выборах 2010 г. вошел в инициативную группу трех кандидатов, в дальнейшем не вел активную политическую деятельность.

Выборы 2010 года

До выборов тогда дошли аж 10 кандидатов. 19 декабря, еще до закрытия избирательных участков, почти все они были задержаны.

Лукашенко официально набрал почти 80%, по этому случаю на митинг вышло около 50 тысяч человек. Колонна прошла от Октябрьской площади до Площади Независимости, где находится Дом правительства.

Какие-то люди начали бить в здании стекла, оттуда тут же высыпал заблаговременно спрятанный ОМОН и за десять минут зачистил площадь.

В далеком 2011 году в Москве я водил своих друзей-россиян на премьеру фильма «Белорусская мечта», посвященного как самой Плошчы-2010, так и контексту предшествовавших ей событий. Если у вас есть свободный час времени, очень рекомендую к просмотру.

Андрей Санников — экс-заместитель министра иностранных дел, приговорен к 5 годам в колонии усиленного режима. В конце 2011 г. подал прошение о помиловании, освобожден в апреле 2012 г., в октябре того же года получил политическое убежище в Великобритании.

Виталий Рымашевский — сопредседатель партии «Белорусская Христианская Демократия». Приговорен к 2 годам условно. В дальнейшем продолжил активную политическую карьеру.

Дмитрий Усс — предприниматель, приговорен к 5,5 года колонии усиленного режима. Помилован в октябре 2011 г. (прошения о помиловании не писал), с тех пор не занимается политической деятельностью.

Владимир Некляев — поэт и прозаик, лидер общественной кампании «Говори правду». Вечером 19 декабря с колонной сторонников двигался в сторону Октябрьской площади. На узком участке дороги колонна была блокирована ДПС и атакована «неизвестными в черной форме» с применением светошумовых гранат. Некляев был доставлен в больницу в тяжелом состоянии, откуда был насильно вывезен сотрудниками милиции и помещен в СИЗО КГБ.

Фото: AP/Scanpix

Осужден на 2 года условно, продолжил общественную деятельность в рамках кампании «Говори правду». Перед выборами 2015 г. заявил о выходе из оппозиционных структур. Уголовное дело против неизвестных, избивших Некляева, не было заведено.

Михалевич Алесь — юрист, доктор политологии. Задержан ночью 19 декабря в своем избирательном штабе и доставлен в СИЗО КГБ. Спустя два месяца был переведен на домашний арест под подписку о невыезде. Тут же созвал пресс-конференцию на которой заявил, что условием перевода домой было согласие сотрудничать с КГБ, выбитое под пытками. Спустя несколько дней Михалевич тайно покинул Беларусь, получив политическое убежище в Чехии.

Костусев Григорий — задержан, особожден под подписку о невыезде. Костусеву не были предъявлены обвинения. В настоящий момент занимается политической деятельностью, является одним из руководителей оппозиционной партии «Белорусский народный фронт».

Ярослав Романчук — кандидат экономически наук. Единственный кандидат в президенты, избежавший задержания. 20 декабря на белорусском телевидении показали сюжет, как экс-кандидат с листочка зачитывает обвинение других кандидатов в организации беспорядков, попытке захвата здания правительства, а также попытке сорвать «хрупкий диалог, который зарождался между Беларусью и международным сообществом».

Был обвинен лидерами оппозиции и общественностью в предательстве. С тех пор проживает в Беларуси, не ведет политическую деятельность.

Николай Статкевич — кандидат технических наук, подполковник запаса. Приговорен к 6 годам колонии усиленного режима. Прошение о помиловании не подавал, но вышел на свободу в 2015 г. в ходе кампании по освобождению политзаключенных — на следующий день после дедлайна регистрации на выборы 2015 г.

Судимость будет считаться погашенной только в 2023 г. — до этого момента, согласно законодательству РБ, Статкевич не имеет права баллотироваться в президенты. Тем не менее, Статкевич — единственный среди перечисленных людей, кто получил уголовный срок, но продолжил активно заниматься политической деятельностью.

Он поддержал выдвижение Светланы Тихановской, и 31 мая 2020 г. был задержан по дороге на пикет по сбору подписей за ее выдвижение — выскочившими из бусика людьми в штатском.

Арестован на 15 суток за за участие в несанкционированной акции протеста, позже срок был несколько раз продлен, с тех пор Статкевич находится в СИЗО. 29 июня на него заведено дело о подготовке массовых беспорядков.

Н. Статкевич: ч. 1 ст. 342 УК («Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок»). До 3 лет лишения свободы.
П. Северинец: ст. 293 УК («Массовые беспорядки»). От 3 до 15 лет лишения свободы

Н. Статкевич: СИЗО, ул. Советская, 22А, г. Жодино, 222163

П. Северинец: СИЗО-1, ул. Володарского, 2, г. Минск, 220030

Павел Северинец никогда не баллотировался в президенты, но уже больше 20 лет ведет активную политическую и общественную деятельность — был председателем «Молодого фронта», сейчас является одним из лидеров «Белорусской христианской демократии».

Первый уголовный срок Северинец получил в 2005 году (организация митинга против результатов референдума 2004 г., позволившего Лукашенко баллотироваться на третий срок) — три года, второй — после выборов 2010 г., тоже три года.

7 июня был задержан во дворе своего дома неизвестными в гражданском и масках и увезен в тонированном бусике в неизвестном направлении. Сторонники и очевидцы постарались не дать его увезти.

На следующий день Северинцу дали 15 суток административного ареста за участие в незарегистрированном пикете. Затем еще 15 за другую дату, и так далее.

В Беларуси максимальный общий срок административного ареста не может превысить три месяца, поэтому по истечении 75 суток ареста Следственный комитет заявил о причастности Северинца к организации массовых беспорядков, после чего он был переведен в СИЗО-1.

Как и в случае со Статкевичем, Следственный комитет не поделился с общественностью какими-либо подробностями по делу или доказательствами причастности обоих подозреваемых к инкриминируемым преступлениям.

Стоит добавить, что и административный аресты, мягко говоря, незаконны, поскольку их обоих судили за участие в разрешенных пикетах по сбору подписей за кандидатов в президенты — в согласованном месте, в установленное время.

На одном из судебных заседаний, проводившихся по Скайпу, Северинец заявил, что уже 10 дней содержится в карцере без вещей и в знак протеста порезал себе руку.

«Сегодня позвонил человек, который сидел с Павлом, и сказал, что Павлу дали еще два протокола по 15 суток — в целом получается 75 суток, забрали все вещи, в том числе зубную щетку, теплую одежду, средства гигиены, а также уже два раза отправляли в КПЗ, где очень холодно. Паша просит, чтобы передали передачу хоть какую-нибудь, но мы не можем этого сделать, потому что передачи не принимают», — написала в фейсбуке жена Павла Ольга Северинец.

«Эта информация не соответствует абсолютно действительности, что кто-то кого-то там пытает. У нас, конечно, проводятся эпидемиологические мероприятия, касаемо обработки и дезинфекции, в помещениях в том числе. Но исключительно все это в соответствии с требованиями и абсолютно не так, как это преподносится в мессенджерах гражданами», — заявила в ответ на это пресс-секретарь МВД Ольга Чемоданова (жена полковника милиции, начальника управления ГУБОПиКа), известная тем, что ей «стыдно смотреть на женщин-активисток, которые с упоением визжат среди себе подобных», советами «поберечь свои силы для семей, а если таковых нет — то для их создания», ну и кучей фраз вроде «очередной активист протестов оказался участником организованной преступной группы».

В Беларуси сам факт участия в выборах является преступлением. Исключением является разве что полковник запаса, председатель Либерально-демократический партии Сергей Гайдукевич. Он является единственным человеком, принявшим участие аж в трех президентских кампаниях в качестве кандидата — спарринг-партнера Лукашенко.

Для остальных претендентов данное участие ничем хорошим не закончилось.

Хотя в этому году на авансцену вышли люди, никогда ранее политикой не занимавшиеся, Статкевич и Северинец на данный момент являются самыми заметными и последовательными противниками Лукашенко со стороны оппозиции, за что уже более десяти лет подвергаются давлению и репрессиям.

Координационный совет

Краткий бриф государственных СМИ (белорусских и в особенности даже российских): все русофобы Беларуси объединились в Координационный совет, чтобы осуществить силовой захват власти и объявить войну России, а Мария Колесеникова лично будет есть детей, которые свое первое слово произнесут на русском языке.

Члены совета в каждом интервью подчеркивали, что инициировали создание подобного органа для возможности проведения диалога между протестующими и властью, чтобы избежать дальнейшего насилия. Координационный совет сформулировал три простых и понятных требования, выполнение которых приведет к мирному урегулированию ситуации:

  • Прекращение политического преследования граждан Республики Беларусь
  • Освобождение всех политзаключенных
  • Признание выборов недействительными. Проведение новых выборов по международным стандартам

Мифические атаки на статус русского языка, так беспокоящие государственные российские издания, равно как и Союзный договор, вообще не стояли в актуальной повестке. В каждом публичном выступлении члены КС заявляли о необходимости прекращения насилия, проведении повторных выборов и сохранении отношений с Россией, Европой и всем остальным миром.

Целью совета и был тот самый диалог, про который в какой-то момент вдруг начал говорить сам Лукашенко, анонсировав новый проект Конституции. Как будто проблема в Конституции, а не в человеке, который ее 26 лет не соблюдает.

К сожалению, равноправный диалог он представляет весьма своеобразно.

Встреча с заключенными в СИЗО

Двум участникам этого «диалога» — директору минского офиса PandaDoc (о нем будет дальше) Дмитрию Рабцевичу и члену инициативной группы В. Бабарико Юрию Воскресенскому — изменили меру пресечения на домашний арест. По невероятному стечению обстоятельств оба тут же дали интервью белорусскому телевидению, краткая чуть которого сводится к следующему — Лукашенко хороший, оппозиционеры плохие, ибо сами не ведают что творят.

Со своей стороны я точно воздержусь от каких-либо моральных оценок, поскольку я в СИЗО не сидел, а чем угрожали или шантажировали этих людей, мы не знаем.

В видео привязка по времени — интервью мамы политтехнолога Виталия Шклярова, переведенного на домашний арест, об избиениях сына в СИЗО КГБ

Но что можно сказать точно — слова Воскресенского нельзя увязывать с мнением штаба Бабарико (он не руководитель и не координатор инициативной группы, а только один из ее членов), равно как и слова Рабцевича бессмысленно сопоставлять с мнением белорусского IT, массово вывозящего сотрудников за границу.

Р. Стефанович: ст. 293 УК («Массовые беспорядки»). От 3 до 15 лет лишения свободы.
Л. Власова: ст. 243 УК («Уклонение от уплаты налогов»). До 7 лет в зависимости от части статьи.
М. Знак, М. Колесникова, И. Салей: ч. 3 ст. 361 УК («Призывы к действиям, направленным на причинение вреда национальной безопасности»). От 2 до 5 лет.

На 25.10 неизвестно, где содержится Р. Стефанович

И. Салей и Л. Власова переведены под домашний арест

М. Знак: СИЗО-1, ул. Володарского, 2, г. Минск, 220030

М. Колесникова: СИЗО, ул. Советская, 22А, г. Жодино, 222163

Другие члены Президиума КС — Павел Латушко, Сергей Дылевский и Ольга Ковалькова — покинули Беларусь из-за заведенного уголовного дела.

На фото ниже — европейские дипломаты дежурят в квартире Нобелевского лауреата по литературе Светланы Алексиевич, чтобы ее тоже не арестовали.

Общественные и политические активисты

Скажу лично за себя — из всех возможных общественно-политических течений в Беларуси я слышал только про существование анархистов. Поскольку среди моих знакомых таковых нет, а сами участники движения стараются не раскрывать свои личности, мне сложно сказать однозначно, какие цели они преследуют и какими методами собираются их достигать.

Слышал я про них в основном из-за задержаний и избиений, что неудивительно — как правило, их превентивно винтят перед проведением акций протеста и заблаговременно отправляют на сутки.

В начале этого года стало известно про уголовный срок двум девятнадцатилетним анархистам: так, в октябре 2019 г. Никита Емельянов бросил в двери СИЗО-1 г. Минска несколько лампочек, наполненных краской, а также бутылку с зажигательной смесью. Иван Комар все это снимал на телефон.

Свои действия Емельянов мотивировал как знак протеста против суда над другим анархистом, Дмитрием Полиенко. Там совсем запутанная история: его обвиняли в распылении перцового баллончика в лицо мужчине на лестничной клетке, нанесении граффити на здании, разжигании ненависти к сотрудникам МВД в ролике на YouTube и персональном оскорблении бывшего министра МВД Игоря Шуневича. Процесс должен был проходить в закрытом режиме, в знак протеста Полиенко объявил голодовку и на первом заседании порезал себе руку.

В итоге процесс сделали открытым, от обвинений по трем последним пунктам отказались, оставив только перцовый баллончик. Факт его применения Полиенко не отрицал, напирая на то, что это была самооборона. Как бы то ни было, в итоге его признали виновным в особо злостном хулиганстве и осудили на два года «домашней химии».

Возвращаясь к Комару и Емельянову — суд оценил ущерб, причиненный двери СИЗО в 1 рубль 48 копеек (на тот момент около 50 российских рублей или 0,75 доллара).

Приговор по ч. 2 ст. 218 УК РБ составил по 7 лет колонии усиленного режима. Впоследствии срок сократили до 4 лет Емельянову и 3,5 лет Комару.

После августовских протестов в домах других анархистов стали проходить обыски и задержания.

Все, кроме осужденных еще до выборов М. Жемчужного, И. Комара и Н. Емельянова, проходят по ст. 293 УК («массовые беспорядки»). От 3 до 15 лет лишения свободы.
Неизвестно, по какой статье подозревается А. Василевич.

И. Комар: ИК-17, ул. 1-я Заводская, д. 8, г. Шклов, Могилевская область, 213004

Н. Емельянов: Тюрьма №4, ул. Крупской, 99а, г. Могилев, 212011

М. Жемчужный: ИК-9,  ул. Добролюбова, 16, г. Горки, Могилевская область, 213410

Е. Афнагель, Д. Козлов, А. Войнич, П. Юхневич, А. Гаевский-Ханада, И. Красовский, А. Францкевич, С. Латыпов, А. Василевич, А. Чепюк и М. Рабкова: СИЗО-1, ул. Володарского, 2, г. Минск, 220030

Михаил Жемчужный, кандидат технических наук, работал в Витебском технологическом университете, где руководил лабораторией и первым в Беларуси зарегистрировал самодельный автомобиль на водородном топливе. В 2006 был осужден на 5 лет за «хищение путем злоупотребления служебными полномочиями». Сам Жемчужный заявлял, что дело было заведено за отказ от сотрудничества с КГБ, заинтересовавшимся его разработками. Выйдя из тюрьмы, занялся правозащитной деятельностью в рамках организации «Платформа». Платформа была закрыта в 2015 г., тогда же Жемчужный получил второй срок в 6,5 лет за разглашение сведений, составляющих служебную тайну. До августа 2020 г. он был единственным, кто считался «Весной» политзаключенным.

Я не уверен, что Степана Латыпова правильно называть общественным активистом. Но с учетом того, что задержали его именно за открытую гражданскую позицию, наверное, да.

В Беларуси коммунальщики, МЧС, ОМОН и тихари вот уже несколько месяцев воют с бело-красно-белыми флагами и любой «оппозиционной» символикой. Вот, к примеру, как это выглядит.

В начале октября МЧС Минска отчитался о примерно 150 тысячах долларов «ущерба за снятие флагов». Предполагается, что эта сумма будет взыскана с граждан в рамках почти сотни открытых административных процессов.

За отказ выезжать снимать флаги был уволен командир отделения ПАСЧ-30 Лениского РОЧС Ульянов Артем: в материале tut.by он объясняет свою мотивацию тем, что МЧС должен заниматься спасением людей, а не борьбой с флагами.

Сверхмотивированные работники коммунальных служб выполняют свой святой долг перед государством.

Бескомпромиссная борьба объявлена бело-красно-белым ленточкам.

Лучше всего эту деятельность иллюстрирует видео ниже — 2,5 минуты, которые можно смотреть вечно.

Настоящим символом борьбы со слабоумием и отвагой стал мурал на Площади Перемен, который закрашивали по нескольку раз на дню и куда пригоняли силовиков охранять его от творчески настроенных граждан.

Здесь проходят концерты и чаепития, в общем, место стало настолько популярным, что у Площади Перемен даже появился свой инстаграм.

Месяц назад, после очередной попытки закрасить мурал, в соцсетях завирусилось это видео.

Это Степан Латыпов, житель одного из домов этого двора. За просьбу представить и показать служебное удостоверение неизвестным людям в масках Степана, само собой, задержали.

Вот так проходил обыск в его квартире.

А вот так его увозят — на видео заметно, что Степан хромает.

Степан Латыпов — директор компании «Беларбо», он арборист, занимается лечением и вырубкой деревьев, обработкой борщевика и т.д. В 2019 г. Onliner.by выпустил подробный материал о нем и о его работе.

Латыпов проходит подозреваемым по уголовной статье о массовых беспорядках.

Нет, разумеется, это далеко не все. Губопики тоже прочитали сайт «Беларбо» и устами телеканала «Беларусь-1» заявили, что Степан Латыпов собирался отравить силовиков ядохимикатами, по этому факту ведутся следственные действия.

Привет!!! Получил письмо, мне очень приятно иметь такую поддержку, хотя, порой, не совсем понимаю чем я ее заслужил. Но одно считаю верным, герой 21 века не приемлет насилия и свято чтит Закон. Спасибо! Пиши! Степан Латыпов

Дело PandaDoc

12 августа СЕО PandaDoc Микита Микадо заявил о создании фонда помощи сотрудникам силовых структур Protect Belarus, желающих уволиться, но не имеющих такой возможности — в Беларуси контрактная система трудовых отношений, особенно жесткая для бюджетных сфер. К примеру, сотрудники МВД при увольнении до срока истечения контракта обязаны выплатить государству неустойку, а выпускникам академии МВД при увольнении менее чем через 5 лет после окончания вуза, нужно выплатить государству полную стоимость обучения.

В конце августа Микита заявил о получении почти 600 заявок от действующих силовиков, которые не желают стрелять в безоружных людей и впаивать им по несколько лет тюремного срока за испорченную штанину брюк.

А уже 2 сентября в минский офис компании с обыском пришли из департамента финансовых расследований комитета государственного контроля.

Компании вменили хищение 50 тысяч долларов, 11 сентября были заблокированы счета PandaDoc в Беларуси, в СИЗО оказались четверо ее сотрудников.

Все проходят по ч.4 ст. 209 УК «мошенничество, совершенное организованной группой». От 3 до 10 лет лишения свободы. На 25.10 Д. Рабцевич не значится в списке политзаключенных.

В. Кувшинов: СИЗО-1, ул. Володарского, 2, г. Минск, 220030

Д. Рабцевич, В. Михолап и Ю. Шардыко переведены под домашний арест.

Микадо был вынужден заявить о прекращении работы над проектом, после чего трое из четверых задержанных отпустили под домашний арест.

Казалось бы, операция по захвату заложников увенчалась успехом, но проект подхватил CEO стартапа Deepdee и один из основателей фонда солидарности репрессированных BYSOL Ярослав Лихачевский.

Задержанные на мирных акциях протеста

Наконец, самая большая группа — задержанные в ходе почти ежедневных акций протеста по всей стране. Люди, которые в большинстве своем, наверняка не планировали оказаться в авангарде протеста. Про них самих, равно как и про обстоятельства их задержаний, известно крайне немного.

Впрочем, мы все и так знаем, как это обычно происходит.

Так, например, житель Новогрудка Денис Кирещенко подвез на машине случайного попутчика — жена Дениса видела его на встрече с доверенным лицом Тихановской. Это было за несколько дней до выборов, а 8 августа, за день до голосования, в квартиру семьи Кирещенко вломились силовики, устроили обыск и арестовали Дениса — теперь его обвиняют в «подготовке людей для участия в массовых мероприятиях» (ч. 3 ст. 293 УК РБ, до трех лет лишения свободы).

После гибели Никиты Кривцова, видимо, силовики взялись за футбольных фанатов. Некогда фанаты «МТЗ-РИПО» Тимур и Томаз Пипия были задержаны просто посреди дня — Тимур в Минске во время поездки на работу, Томаз в Гродно во дворе дома, где проживает его девушка.

В одно время с ними, 26 сентября пропал другой болельщик РИПО Виталий Шишлов. Мать Виталия обзванивала силовые ведомства, где ей сообщили, что никто его не задерживал. Однако вскоре на телеканале СТВ появилось видео, где Виталий, стоя со связанными руками в лесу, «признается» в перекрытии дорог и распрыскивании газового баллончика в машину сотрудников МВД.

На момент публикации статьи В. Шишлов не признан политическим заключенным, также мне не удалось найти сведений, где он содержится.

Марину Глазову, преподавательницу польского и английского языков, задержали за хоровод. Серьезно, на акции протеста 13 сентября разгонять хоровод приехал ОМОН и водомет.

Задержан и Егор Сугойдь, тот самый человек, которого в первый день протестов переехали на автозаке.

Тогда этого человека ошибочно посчитали погибшим, но Егор выжил, хотя нуждается в лечении: многочисленные травмы, в том числе 6 сломанных ребер и две гематомы в голове, требующие операции. Мужчину выписали из больницы на следующий день, назначив дату плановой операции, тогда же он был задержан сотрудниками милиции в собственном доме и с тех пор уже больше двух месяцев находится в СИЗО-1 Минска.

Задержанные в Минске

А. Косаковский, С. Бриль, Ю. Белько, Д. Болтуть, Д. Ластовский, Я. Збаровский: СИЗО, ул. Советская, 22А, г. Жодино, 222163

Остальные СИЗО-1, ул. Володарского, 2, г. Минск, 220030

Задержанные в Бресте

СИЗО-7, ул. К. Маркса, 86, г. Брест, 224030

Задержанные в Пинске

СИЗО-6, ул. Брестская, 258 В, г. Барановичи, 225413

Задержанные в других городах

На 25.10 неизвестно, где содержится И. Полонянкин

Е. Кохановский, А. Киселев: СИЗО-3, ул. Книжная, 1А, г. Гомель, 246003

В. Горох, Д. Кирещенко: Тюрьма-1, ул. Кирова, 1, г. Гродно, 230023

В. Шавра: СИЗО-2, ул. Гагарина, 2, г. Витебск, 210026

А. Расулов: ИВС, ул. Урицкого, 47, г. Жлобин, 247197

Т. Пипия: СИЗО-1, ул. Володарского, 2, г. Минск, 220030

Подытожим

Суды по политическим делам в Беларуси игнорируют свидетельства защиты, не приводят материалы, подтверждающие вменяемые нарушения — обвинение строится полностью на свидетельских показания сотрудников МВД и ОМОНа, зачастую выступающих анонимно с измененными ФИО.

Если ваши близкие задержаны по политически мотивированному делу, свяжитесь с правозащитным центром «Весна»

Задержание видных политических деятелей происходят сразу же после выступления Лукашенко в СМИ.

МВД и КГБ уже 20 лет рассказывают, что все недовольные режимом белорусы финансируются из-за рубежа и сотрудничают с иностранными спецслужбами. За все это время не приведено ни одного доказательства этим словам.

Также все эти годы рассказывается о радикальных националистических взглядах протестующих. В качестве доказательств обычно приводятся фото и видео оружия в каких-то машинах и в чьих-то квартирах и гаражах, а также показания граждан Беларуси и других стран, снятые на камеру сотрудниками силовых структур после предварительной обработки задержанных.

За все эти годы не зафиксировано ни одного факта реального применения какого-либо оружия протестующими. Исключение составляют фотографии двух или трех коктейлей Молотова (предположительно), горящих на асфальте в ходе протестов в августе. Неизвестно, кто и с какой целью их кинул.

За порчу «левой штанины брюк» можно получить три года колонии, за ущерб государству менее одного доллара — четыре.

За убийства, пытки и стрельбу по мирным гражданам не заведено ни одного уголовного дела.

Все перечисленные выше события происходят в Беларуси уже больше 20 лет. Однако о них никогда не рассказывали в государственных СМИ, долгое время бывших единственным источником информации у подавляющего большинства населения.

Почему важно писать политзаключенным?

Помимо морального давления, есть сотни, если не тысячи свидетельств жестокого обращения и пыток заключенных, избиений при задержании и транспортировке и т.д.

Сейчас им всем очень тяжело. Мы можем хотя бы так выразить свою солидарность и поддержку.

Как написать письмо?

Как и любое другое письмо — купите конверт и марки в ближайшем почтовом отделении и напишите письмо от руки или распечатайте его текст. Если вы отправляете письмо в Беларусь из какой-либо другой страны, не забудьте уточнить этот момент на почте.

Если вы хотите получить ответ, вложите в конверт, собственно, еще один конверт, пустой лист бумаги, а также почтовые марки, которые позволят заключенному отправить письмо вам.

Если вы находитесь не в Беларуси, важно знать, что Белпочта отправляет письма за границу только при наличии местных марок литеры N, M, H, P или C (последние три маркируют бандероли, подойдут N или M). Марки литеры A, B и K предназначены только для отправки по Беларуси.

Как решить эту проблему? Ну, как минимум, вы можете найти знакомых в Беларуси и отправить письмо им — а они уже переотправят его. Если вы хотите отправить письма, но у вас нет знакомых беларусов, напишите мне — zavarka914@gmail.com.

Я решил эту проблему через магазин для коллекционеров: там оказалось очень много белорусских марок. Будьте внимательны, если соберетесь самостоятельно приобретать марки — в нашей социально-ориентированной стране со сверхстабильной экономикой за последние 25 лет было аж 3 деноминации: валюту урезали в 1994, 2000 и 2016 годах в десять, в тысячу и в десять тысяч раз. В общем, старайтесь использовать марки, выпущенные после 2016 года.

Наконец, третий путь и, вероятно, самый простой путь — онлайн-сервис письмо.бел.

Что именно писать?

Проще начать с того, что писать точно не стоит. Согласно Уголовно-Исполнительному кодексу РБ, получаемая и отправляемая заключенными переписка цензурируется. Опыт правозащитников говорит, что у письма выше шансы пройти цензуру, если оно не содержит:

  • Обсуждение уголовного дела заключенного и упоминание связанных с ним людей;
  • Выражения, потенциально подпадающие под экстремистские;
  • Мат, брань, оскорбления и угрозы;
  • Любые иносказательные речи, которые могут быть трактованы как зашифрованное сообщение;
  • Политические темы.

Люди с опытом подобных переписок рекомендуют начинать переписку как и любое знакомство — с представления себя, своих увлечений и интересов, мотивации написать именно этому человеку. Также советуют писать без трагичного надрыва, а обычным спокойным тоном.

Очень ценятся новости и открытки с яркими картинками (их также можно вкладывать в конверт).

Изменится ли что-то от письма?

Да, понятно, вряд ли кто-то сможет написать такое письмо, что оно настолько разжалобит цензора, начальника тюрьмы и начальника страны (извиняюсь за тавтологию), что незаконно удерживаемый в СИЗО человек тотчас выйдет на свободу.

Лично я считаю, что не бывает ненужных или неважных дел. Если есть возможность делать хоть что-то для противостояния насилию и беспределу — это нужно делать.

В ином случае, заключенные, представленные в этом тексте, с высокой вероятностью проведут ближайшие годы в тюрьме.

Все эти люди, равно как и другие задержанные на мирных акциях протестов, должны быть на свободе.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑