Напились и разбили, что не понятно?

Есть у меня целый пласт дурацких историй, в которых я принимал участие не совсем сознательно. Вечер пятницы — отличное время, чтобы начать этот цикл рассказом о том, как я случайно украл дерево.

туя

Надо сказать, что при ударном алкогольном возлиянии во мне просыпаются три необузданных желания: во все горло орать белорусские песни, громко читать Есенина и забирать с собой все, что плохо лежит. Чем бесполезнее данный предмет, тем лучше. В разные годы жертвами моих запойных порывов становились безрассудно оставленная рабочими на ночь в общаге стремянка, чей-то кот, невовремя вышедший из дома, двухметровая ненаряженная елка, которую я откуда-то приволок друзьям посреди новогодней ночи (никто, включая меня, так и не узнал, откуда). Конечно, особенная любовь в состоянии сильного опьянения у меня почему-то просыпалась к общажным огнетушителям.

Встретить человека, в котором твои худшие качества выражены в еще более гипертрофированно-дебильной форме, чем у тебя — подлинное счастье. И вот в начале января несколько лет назад мы с Федей отправились в какую-то дерьмовую кафешку отмечать мой приезд к родным пенатам. Впоследствии в этой же кафешке едва не произошла драка нас против примерно трех десятков каких-то ливанцев, так что, теперь мы стараемся обходить ее стороной.

Около 4-х часов ночи было принято волевое решение расходиться, но перед этим немного пройтись по любимому всем сердцем ночному Минску. Естественно, по дороге захотелось пожрать, поскольку несколько бутылок водки мы экономно закусывали лимончиком.

Но в Беларуси в такое время принято спать, культура ночного общепита у нас пока только формируется, а пару лет назад с этим делом все было совсем плохо. Серьезную надежду мы возлагали на Макдональдс, благополучно забыв, что он работает только до полуночи. Отправились к тому, что на Немиге.

Там горел свет, внутри сидел персонал, но сам Мак был закрыт. Мы стучались в двери и в лучших традициях сурдопереводчиков просили нас накормить. Работники Мака были безжалостны — они смеялись, крутили пальцем у виска и показывали на часы.

Что ж, мы были вынуждены как-то отомстить этим людям за свои пустые желудки. Мы начали обозревать окрестности фастфуда на предмет потенциальных разрушений, перебрали кучу идиотских идей (украсть мусорку, например), и тут мой взор остановился на десятке декоративных деревьев где-то по пояс в высоту. Я немедленно известил своего друга, что хочу подарить эту хрень маме, потому что она очень любит комнатные растения.

— Заварка, ты дебил! Это не комнатное растение. Посмотри, это дерево прямо в землю врыто. Да ты его и не вырвешь.

Никогда не говорите пьяному человеку, что он чего-то не может сделать. Я схватился двумя руками за несчастное деревце и выдрал его с огромным комом земли в придачу. Мой радостный вопль известил всю округу о том, что поход к Макдональдсу был проделан не зря. Тут же было принято оперативное решение убраться от Мака как можно дальше, а уже потом подумать на тему транспортировки растения ко мне домой.

Грандиозным планам было не суждено осуществиться: едва мы перешли дорогу, как ее нам перегородили два доблестных милиционера.

— А ну стоять! Что в руках?

Надо отметить, что в ботанике я не силен, поэтому, не задумываясь, выпалил первое, что пришло в голову:

— Это еж-ж-ж-ж… Извините. Еж-ж-ж-евика!

Федя ткнул меня в бок и обратился к милиционерам:

— Простите, моего друга, он дебил. На самом деле это мож-ж-ж-ж… Блин, можжевельник, вот!

Менты переглянулись и тот, что постарше, задумчиво проговорил:

— Вообще-то, это туя.

— Да какая хрен разница? — его более молодой коллега сразу перешел к делу. — Откуда она у вас? Что, спи*дили?

— Побойтесь Бога! — я начал лихародачно перебирать варианты того, как она могла попасть к нам честным образом, и на время поиска внятных аргументов расчехлил брехомет. —  Какое там?! Где мы, а где спизд*ли? Посмотрите в эти честные глаза, что не могут врать! Чтобы я, да за полпирожка?

— Мы ее купили, — Федя прервал поток моих беспорядочных мыслей.

— Где?

— На «Биггзе», в Зеленом луге, — продолжал настаивать Федя.

— За сколько?

— 853 тысячи, — вставил я с важным видом. Всегда верил в точные цифры.

— А на хрена?!

— Так это маме в подарок, — на этих словах я ткнул в лицо служителю правопорядка московским студаком, — я пять лет дома не был, в первый раз приехал, вот, маме презент. С другом вот еще встретились, немного выпили.

— Охренеть, немного, у тебя язык еле ворочается, — заметил мент. Федя в это время жизнеутверждающе покачивался на ногах, всем видом пытаясь показать, что это не он пьяный, а литосферные плиты подрагивают. Тут в диалог включился второй мент:

— Что за е*аный подарок зимой? Как вы ее сейчас посадите?

— Так это ж туя, — я непонимающе уставился на него. — Это же комнатное растение!

— А если комнатнатное, то какого хрена оно не в горшке?

Мы задумчиво переглянулись с Федей.

— Ну так было в горшке, — осторожно произнес он. Подумал еще секунду и радостно воскликнул: — Вот, посмотрите! Земля же в форме горшка!

— Так а где горшок?! — спросил недоверчивый мент.

Мы с Федей опять переглянулись.

— Ну так разбили, — нашелся я.

— Как, бл*, разбили?! — бушевал мент. Я уже не знал, что ответить, но ситуацию спас Федя. Приблизившись к стражу правопорядка вплотную, Федя обдал его обильными алкогольными парами и произнес по слогам:

— На-пи-лись и раз-би-ли, че не по-нят-но?

Милиционеры помолчали, махнули рукой и отпустили нас. Мы неловко потопали подальше от них, испытывая чувство невероятного облегчения. Оно сменилось отчаянием, как только я повернул голову назад:

— Федя, капец. Они идут к Маку. А там 14 таких же деревьев и куча взрыхленной земли. Даже белорусская милиция что-нибудь заподозрит. Бежим!

И мы побежали.

— Во дворы! — крикнул я. Впоследствии оказалось, что милиция проводила в этом районе какую-то операцию, именно поэтому мы неслучайно встретились с ее представителями.

Мы резко свернули в какую-то подворотню, где нос к носу столкнулись с еще одним патрулем. На этот раз из четырех милиционеров. 

— Стоять! Кто такие? — свирепо проорал один из них, а потом обратил внимание на тую. — Ого, ни хрена себе! Это что такое?

В общем, диалог повторился чуть ли не слово в слово, только на этот раз у нас уже были все козыри на руках — мы знали, что это туя и что надо давить на отсутствие горшка.

Я на всю жизнь запомнил такую картину: три мента с каменными лицами задают вопросы, а еще один стоит сзади них и громко ржет в кулак. Он и был инициатором признания нашей невиновности. После его слов «да давайте отпустим этих дебилов», мы гордо отправились восвояси.

Итак, Минск, проспект Независимости, примерно 4 утра. Во всем городе только туман и редкие таксисты. А, ну и два не очень уверенно идущих человека, у одного из которых в рукам дерево с огромным комом земли.

Тут в Феде взыграла совесть, и он потребовал вернуть стыренное на место. Воззвание к моим моральным качествам ничего не дало, тогда Фес вспомнил, что первый патруль переписал наши паспортные данные, а за кражу нам что-нибудь могут и впаять. Я долго ломался, мне не хотелось возвращаться, я твердо решил подарить маме эту тую, которая уже стала мне, как родной. Но Федя не умолкал, так что я всучил ему несчастное дерево и заявил, мол, если хочешь, возвращай ее на место преступления сам, а я домой спать. На том и порешили. Федя не растерялся и почти моментально поймал такси.

— Здрасьте. Мне на Каменную горку.

— Ладно.

— Но сначала надо по делам заехать на Немигу.

— Ладно.

— Да, и еще… Я с деревом, ничего?

— Да без проблем, садитесь.

Воистину, минских таксистов ничем не прошибешь. Федя уселся на переднее сидение с чертовым деревом, жизнерадостно рассыпав по всему салону землю.

Единственное, о чем я жалею в этой истории — что не видел глаз таксиста, когда Федя вылез на Немиге, вставил дерево на его исходное место возле Макдональдса, присыпал землей и с невозмутимым видом поехал домой.

Перейти на главную

Читать другие истории

Узнать о блоге и авторе

Напились и разбили, что не понятно?: 4 комментария

  1. А мы как то на моем 2 курсе МФТИ(уже тогда перешел на ФРТК)(привет, Заварка,надеюсь, помнишь меня)
    с первокурсниками ФАКИ в количестве 6 рыл пошли бухать в бауманку в общагу на измайловской.Тот человек,который должен был нас встречать у открытого окна-сам нажрамшись уснул, оставив нас мерзнуть под решетками окон, которые были успешно вырваны нашей оравой с помощью веревки,каната,который оказался у меня с собой. Даже бауманцы нам аплодировали. После 2 часов шатания по большой(огромной) общаге мы так и не нашли с кем выпить, ибо водки было очень много,а закуси-нема,
    сперли 2 огнетушителя и 2 шланга флаг России, висевший над общагой, смылись через то-же окно,и скрылись в Измайловском парке. Не долго думая наматали удавов на деревья,и устроили дымно-алкогольную вечеринку распылив огнетушители.(Дибилы и тунеядцы,знаю). Человек,который должен был нас встречать,очухался только на утро.

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s