Лана Матхарашвили: “Мама сказала, что МГУ – самый престижный университет в России”

la1

Студентка журфака Лана Матхарашвили рассказывает о разнице между Грецией и Россией и о своих грузинских корнях, а также коротко объясняет, кто виноват в греческом кризисе.

– Расскажи, как тебя занесло в Грецию. 

– Я родилась в Грузии, но когда мне исполнилось шесть лет, родители решили переехать в Грецию. В середине 90-х у нас в стране были проблемы с экономикой, работой и деньгами, поэтому родители и решили переехать.

– Почему именно Греция?

– У нас там были родственники, они помогли в первое время. Но вообще это типичная ситуация, многие грузины уезжают работать именно туда, я не знаю, чем это можно объяснить. Многие женщины уезжают и отправляют своим семьям в Грузию деньги.

– Женщины? Чаще всего из семей на заработки уезжают мужчины. 

– Да, я знаю. Но у нас так – чаще всего уезжают женщины, обычно они работают уборщицами, поварами и няньками. А мужчины остаются дома с детьми.

– Получается, в школу ты пошла впервые в Греции? Не было трудно из-за того, что ты другой национальности? Случались конфликты? 

– У меня есть брат, мы ходили в одну школу, так что, было не очень тяжело. Чувствовалось немного другое отношение к нам. Но такого, чтобы была агрессия к нам, я не помню, до драк не доходило. Что-то похожее на расизм у греков было только в отношении албанцев.

– Потому что они, в отличие от греков, мусульмане? 

– Не в этом дело. В Греции много мигрантов, но албанцы ведут себя хуже всех, много преступлений совершают именно приехавшие оттуда мигранты. Поэтому у них сложился очень негативный образ. Среди многих греков распространен стереотип, что албанцы – не очень хорошие люди.

Еще мне запомнился такой случай. Как-то на уроке истории, когда мы проходили тему Второй мировой войны, учительница рассказывала, что немцы были нашими врагами. Я говорила, что в Греции много мигрантов, и в классе был мальчик, у которого отец – грек, а мама из Германии. Он тогда очень долго плакал. Конечно, это произошло по недосмотру учительницы, она не знала про этого мальчика. И говорила не про нацистов, а про немцев в целом.

В общем, существовала небольшая напряженность из-за того, что я не была гречанкой. Но, наверное, так было бы в любой стране. Все же каких-то серьезных конфликтов в школе из-за этого не происходило.

– А в университете? 

– О, университет – это были отличные 4 года, мы все были очень дружны. Я училась в Комотини – это город студентов, там очень приятная атмосфера. Диплом бакалавра я получила в Университете Фракии им. Демокрита. Закончила факультет классических и гуманитарных наук, отделение языка, филологии и культуры стран причерноморского региона. Учила многие славянские языки, и русский тоже. Но пока что я не очень довольна своим уровнем, поэтому редко на нем говорю (мы общаемся на английском – прим. авт.).

– Если бы не опыт Прибалтики, я бы удивился, что человек из постсоветского пространства не знает русский язык. 

– Все верно, в Грузии такая же система – можно изучать русский, можно английский, либо какой-нибудь еще иностранный язык. Английский – все-таки мировой язык, на нем все говорят, и большинство молодых людей выбирает для изучения его. Поэтому к старшему поколению в Грузии проще будет обратиться по-русски, к младшему – по-английски.

В Европе, например, везде обязательно учат английский плюс какой-нибудь еще иностранный. К слову мои родители знают русский, но в семье мы говорим по-грузински.

– Но ты учишь русский? Что для тебя самое сложное в языке? 

– Грамматика. Это очень тяжело, для каждой отдельной ситуации нужно все время по-разному строить глаголы, таких сложностей нет ни в английском, ни в греческом. Например, «пойти» и «пойду». Есть некоторые слова, которые мне тяжело выговорить. «Ответственность», например – жуткое слово.

– Почему ты выбрала именно Россию?

– Во многом из-за языка, мне хотелось бы выучить его лучше. К тому же, в Греции сейчас не очень хорошая ситуация, многие рассматривают варианты за рубежом.

После университета я полгода провела в Болгарии, потом на полгода вернулась домой к родителям – мы живем на острове Парос. Долго размышляла что делать дальше, и в итоге решила поступать в МГУ.

– Именно в МГУ? В Греции про него знают? 

– Да, конечно! У меня подруга была здесь на стажировке несколько месяцев, и еще один знакомый рекомендовал. Когда я задумалась над тем, чтобы ехать в Россию, мама сказала, что если хочешь дальше учиться, то поступай в МГУ – это самый престижный университет в этой стране. Про другие российские вузы я ничего не знаю, но, честно говоря, даже не узнавала ничего.

Так что, мне хотелось поступить именно сюда, причем именно на факультет журналистики: в будущем я хотела бы работать в PR, думаю, на журфаке есть все необходимое для этого. Но и работа в журналистике мне тоже интересна.

Год я была стажером на подготовительном факультете, где учила русский язык, а этим летом успешно сдала вступительные экзамены в магистратуру.

– Что потом, после окончания МГУ? Вернешься домой, останешься в России?

– Пока не знаю. Серьезно, все очень быстро развивается, и я даже не представляю, какая ситуация через полтора года будет дома и здесь. Буду смотреть на предложения по работе, а потом что-то решать.

la2

– Ты грузинка, но осознанно поехала учиться в Россию. Мне кажется, после конфликта 2008 года это не очень частое явление. 

– Я понимаю, о чем ты, и не очень хотела бы подробно это обсуждать. Но могу точно сказать, что ни у меня, ни у моей семьи нет никакого негатива к россиянам. Я считаю, что отношения между народами, и отношения между правительствами – это совсем разные вещи.

– Как тебе вообще в Москве? Какие отличия от жизни в Греции? 

– Мне почти все нравится. В Москве безопасно, я спокойно возвращаюсь домой поздно вечером, не беспокоясь ни о чем. Мне кажется, что в Греции, и во многих других странах, находится в темное время суток на улице опаснее.
Меня удивляет, что в метро все читают, почти никто не разговаривает и не улыбается. У нас наоборот, люди общаются и много смеются.

– Есть стереотип, что греки, да и грузины тоже, очень эмоциональные.

– Да, конечно, это правда. Греки экспрессивные, активно жестикулируют при разговоре. Русские обычно не очень эмоциональные. Не могу сказать, что это плохо – мне кажется, что греки более грубые из-за своего темперамента, русские же, наоборот, более вежливые.

Из минусов – мне очень не нравится бюрократия здесь. Очень много ненужных бумажек. Наверное, россиянам проще, но мне надо заполнять миграционные карты и другие документы. Люди, которые работают с этими документами, часто невежливо себя ведут. У них странный график работы и они так разговаривают, как будто их очень раздражают посетители.

Еще здесь очень хорошая медицина. Лекарства очень качественные, и мне понравилось обслуживание в поликлинике МГУ.

– Серьезно? В 202-й? Которая возле Главного здания? 

– Да. Конечно, там тоже много лишних бумажек и бюрократии, но очень профессиональные доктора. В общем, мне понравилось там, я думаю, что в России хорошая медицинская система.

– Что вообще думают греки про Россию?

– В Греции принято считать, что Россия – мощная страна с развитыми индустриями. Во всяком случае, несколько лет назад точно многие так думали. Так же думали и об СССР.

Я думаю, такое впечатление складывается еще и по туристам. К нам каждый год приезжает много россиян, и они не особо считают деньги на отдыхе. Сейчас греки надеются, что Россия сможет нам помочь выбраться из кризиса.

– В двух словах – что у вас там произошло? Российские СМИ много писали про этот кризис, но мне, к примеру, не совсем понятно, чему можно верить. 

– Если коротко, то суть в следующем: правительство набрало кредитов, но не делало ничего, чтобы их потом отдать. Простые греки толком не знали, что происходит и откуда у страны деньги. В свою очередь, мы брали кредиты у государства на жилье, машины, поездки, но не понимали, в какой ситуации находится страна. Кредиты ушли на текущие нужды, и когда пришлось отдавать, вдруг оказалось, что ни у кого нет денег.

Только сейчас греки начали пробуждаться и понимать, во что мы сами себя загнали. Это наша вина, и вина нашего правительства.

– Как ты думаешь, что будет дальше? 

– Думаю, будет либо так же, либо хуже.

– Понятно. Завершая тему кризиса – есть стереотип, что греки, как и многие жители Южной Европы, ленивы.

– Ха, ну… Знаешь, вот у нас сейчас кризис, но если походить по улицам многих городов, то ты увидишь, что днем многие греки сидят под солнцем, пьют кофе и курят – хотя сигареты у нас очень дорогие.
Нельзя сказать, что все греки ленивы – потому что очень многие уехали из страны, работают и помогают своим семьям дома. Хотя доля истины в этом есть, но скорее беспечны, а не ленивы.

– Не могу не спросить напоследок: кем ты сама себя считаешь, грузинкой или гречанкой? 

– Хороший вопрос. В Греции я жила с детства, поэтому многие привычки у меня местные, я думаю и действую как гречанка, и даже акцент у меня греческий. Но мы с семьей говорим по-грузински, во мне течет грузинская кровь, и моя душа, конечно же, грузинская. Где бы я ни оказалась в дальнейшем, моя Родина – это Грузия. Так получилось, что с момента переезда у меня не было возможности съездить домой, но я обязательно сделаю это. Надеюсь, в течение ближайшего года.

Текст написан для студенческого сообщества Типичный МГУ

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s