Не выход

Всегда есть куда падать.

Друг мой, друг мой,

Я очень и очень болен.

Сам не знаю, откуда взялась эта боль.

Иногда бывают в этом блоге грустные истории. Хотя иногда — это слишком мягко, скорее, совсем редко они появляются, потому что это только вторая. Впрочем, что плохого в плохих историях? Ну, кроме тавтологии. Это вполне нормально — не может ведь быть так, чтобы человеку всегда было хорошо?

На днях случилась еще одна, которая, несмотря на мой богатый на неудачи, страхи и комплексы жизненный опыт, претендует на звание самой разрушающей. Может быть, потому что удар прилетел оттуда, откуда я его меньше всего ожидал.

Эту историю я вряд ли когда-то смогу рассказать. Даже не из-за того, что не решусь, а потому что не хватит слов, чтобы все объяснить. Поэтому в качестве альтернативы вспомнил другую, которая произошла много лет назад.

В нашей общаге когда-то разрешалось курить по углам коридоров. Не помню, что в тот день был за праздник, помню только, что на самом верхнем этаже, куда я спрятался от гремевшей внизу музыки, было безлюдно и спокойно.

Я закурил, добавив очередную дозу никотина к плескавшемуся внутри алкоголю, и облегченно облокотился на перила. Что мне больше всего нравится в больших и шумных компаниях, так это то, что из них всегда можно незаметно удалиться. Тем более, в какой-то момент алкоголь стал мне необходим вовсе не для того, чтобы веселиться.

Я медленно прошелся по лестничной клетке, бросил взгляд на окно и резко замер. Аккуратно и тихо сделал шаг. Затем еще один. И еще. Наконец, когда понял, что ближе подойти незамеченным не получится, я глубоко затянулся сигаретой, бесшумно выдохнул в потолок дым и сказал настолько мягко, насколько вообще могу:

— Это ведь не выход.

Она дернулась, повернув в мою сторону голову, и я увидел, что из опухших век на дрожащие губы водопадом стекают слезы.

— Не подходи! — резко вскрикнула она. Я развел руки в стороны, показывая, что не собираюсь двигаться с места. Нас разделяло несколько метров — я не рискнул подходить ближе перед тем, как обозначить свое присутствие. Окно было распахнуто настежь, она стояла на самом краю, и кто знает, успел бы я ее схватить перед тем, как она бы меня заметила? Я сделал шаг вбок и прижался к стене.

Что делать в такой ситуации? Это в фильмах все просто, в такие моменты всегда рядом оказывается гениальный психолог, который обязательно находит нужные слова.

Я не хочу врать и додумывать реальность — я не помню, о чем именно мы говорили. Не помню, какими словами я пытался уговорить ее не прыгать. Запомнил только, что длилось это долго, и что я мысленно молился, чтобы никто не подошел и не увидел нас, потому что любой новый человек мог вывести всю ситуацию из-под хлипкого контроля.

Еще я запомнил, что весь хмель мигом выветрился из головы, что я неловко перетаптывался на месте, незаметно сокращая расстояние, и внутренне сжался в пружину, готовясь к рывку.

Конец нашего диалога был таким.

— Что ты вообще можешь об этом знать? — дрожащим голосом спросила она.

— Знаешь, сколько раз я так стоял? — тихо ответил я.

Мы помолчали несколько секунд. Она посмотрела вниз.

— Но всегда возвращался назад, — уже увереннее и громче добавил я. Она улыбнулась, и что-то обмерло у меня внутри.

— А я не вернусь, — с этими словами она шагнула вперед.

Почему я так ни разу и не сделал этот шаг? Почему она сделала?

Маленький шажок для человека, ничего не значащий шаг для человечества. Шаг, который не может решить ни одну из проблем. Разве что усугубить ее.

Но люди вскакивают на подоконник вовсе не для того, чтобы решать проблемы.

Как много мы знаем друг про друга? У каждого из нас есть свои скелеты в шкафу. Я не боюсь показывать свои, но не вижу в этом большого смысла — словами не передать эмоций, текст не спроецирует ситуацию. Мы просто не поймем друг друга — не потому что кто-то плохой, а кто-то хороший, кто-то умный, а кто-то глупый. Дело не в этом, просто, чтобы понять человека, его эмоции и мотивацию, недостаточно даже влезть в его шкуру. Идентичная или максимально близкая ситуация не даст полного понимания — ведь все чувствуют и мыслят не одинаково, мы с самого-самого рождения разные. Затем жизненный опыт разводит каждого из нас на непреодолимые расстояния.

Я во многом мог ее понять, хотя в свое время мне хватило ума осознать, что надо жить и бороться до самого-самого конца. Мне хватило взглядов в лицо естественной смерти, я помню каждый из них, и знаю, что жизнь, нет, вовсе не прекрасна, но она величественна. Она величественна даже в своей отвратительности. Огромная глупость отказываться от такого великолепного подарка. Убежден, что понимаю это лучше многих.

Она шагнула вперед, и я рванулся к ней, хватая за руку, и с силой дернул на себя, заваливаясь на спину. Мы упали вместе на пол, она тут же толкнула меня и попыталась вскочить, но я был сильнее, конечно же. Я крепко обхватил ее руками и вжал в пол, а она плакала, пытаясь меня ударить или укусить, отчаянно извиваясь всем телом. Ее душили слезы, она билась в истерике, а я молча прижимал ее к себе.

Потом мы забились куда-то в угол коридора, и она полночи рыдала у меня на плече, рассказывая о причинах. Я шептал ей на ухо что-то успокаивающее. Под утро она выключилась от усталости. Тогда я взял ее на руки и отнес в комнату спать. Общага к тому времени утихла, и никто ничего не заметил, никто ничего не узнал, и мы никогда с ней об этом больше не говорили. Я никогда об этом рассказывал и, конечно же, никому не скажу ее имя.

Есть у меня такая черта — я не умею (не люблю?) проходить мимо. Если человеку нужна помощь, с высокой вероятностью я помогу.

Но я до сих пор не знаю, правильно ли я тогда поступил. Не знаю, какие законы Вселенной управляют нашими поступками и случайно ли я оказался в тот момент возле того окна. Не знаю, счастлива ли она сейчас, вспоминает ли этот день.

Вот только незачем примерять на себя лавры ангела-хранителя, не надо считать, что интервенция в чужую судьбу со своей моралью, со своим понимаем того, что правильно, а что нет, обязательно закончится чем-то хорошим.

Мне кажется, практически каждый раз, когда я случайно или специально вламывался в привычный уклад чьей-то жизни, это становилось точкой бифуркации. Слишком многие люди говорили мне это, и, что забавно, немалая их часть говорила с благодарностью.

Но я не в силах отделаться от мысли, что чаще всего это приводило к несчастьям.

Черт побери, знать бы это заранее! Жизнь каждого человека соткана из тысячей случайностей, которые являются таковыми только из-за того, что мы не в силах понять их закономерности. Знать бы, что произойдет, если аккуратно прикоснуться или с силой потянуть за какую-то струну, знать бы, как это отразится на соседних, на всем их сочетании.

Особенно сильно хочется это знать, когда и сам находишься в той самой точке.

Я уже подзабыл эту историю, но рад, что вспомнил именно сейчас. Кого-то эта мысль пугает, но мне, наоборот, она всегда придавала спокойствия и уверенности. Я знаю, что абсолютно все ситуации разрешимы. И хотя меня это не устраивает, я также знаю, что как минимум один выход есть всегда.

Всегда есть куда падать.

Не выход: 2 комментария

  1. Более безграмотного в художественном смысле поста я в своей жизни не видел. Парень, твои мысли и фразы клишированы, ты вроде бы начитан, но недостаточно, и более того, — ты застрял и не развиваешься.

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s